Детёныш дикобраза.

Как Работает Слово?

Знаете ли вы, что значение слова «дикобраз» зависит от научной степени слушателя?


Слово — это кирпичик, из которого строится вся наша речь. Совсем как у детальки ЛЕГО, форма слова определяет сразу и его функцию, и значение, и то, как оно будет взаимодействовать с другими «кирпичиками».

Детали ЛЕГО и их профили: значения и количество контактов

Немного о Смысле

Смысловая нагрузка слова — это его неразрывная связь с неким объектом мысли или действительности. Слово дикобраз связано с колючим зверем, а слово автомобилем — c четырёхколёсным транспортным средством. Слово красного окрашивает всё перед глазами в соответствующий цвет, а на слово прохаживается многие представят чьи-то ноги, неспешно шагающие по дорожке.

Однако, смысловая нагрузка слова — это больше, чем просто его основное значение. Дело в том, что никакое значение не может существовать само по себе. Не бывает автомобиля без колёс, цвета кузова и фар; а когда прохаживается, то должен быть кто-то, кто прохаживается. Все эти детали в значение слова вроде бы не входят — но это не мешает нам воспринимать их даже без контекста.

Всё потому, что любое слово, помимо своего основного значения, будет неизбежно «порождать» сопутствующую информацию:

1) Характеристики, без которых основной смысл слова существовать не может: когда говорят мальчик,  то у него должен быть рост, возраст, форма лица.

2) Объекты, неотделимые от основного смысла слова: когда говорят девочка, то у неё должны быть волосы и одежда.

Когда мы воспринимаем речь, наш мозг как бы заполняет все пробелы в значениях слов. Но откуда он берёт всю эту недостающую информацию?

Многие из таких надстроек являются универсальными, если не сказать, специфичными языку. Например, со словом огонь мало кто представит себе зелёное пламя, которым горит сульфат меди; а на слово солнце все представляют себе жёлто-оранжевый шар, который на самом деле скорее белый.

Можно сказать, что цвет огня и солнца уже вшиты в основные значения слов.

Однако, большая часть недостающей информации достраивается индивидуально. Кто-то на слово прохаживается в первую очередь подумает о прогулке в городе, а кто-то представит босые ноги, гуляющие по траве. У кого-то красный цвет ярче, у кого-то — бледнее. Человек, никогда не бывавший в лесу, вместо дикобраза представит себе какой-то невнятный комок иголок, в то время как зоолог вообразит его во всех подробностях.

Смысловая нагрузка не является абсолютной, и во многом соответствует личному опыту конкретного человека. Поэтому на слово мама большинство людей представят именно свою маму, а на слово кошка — своего домашнего питомца.

При этом, все эти смысловые надстройки очень пластичны, и назначаются по принципу «пока не будет сказано иное.» Прочитав слово тигр, вы скорее всего представите себе чёрно-оранжевую огромную кошку. Но если в следующем абзаце того же рассказа будет написано, что этот тигр — альбинос, то образ, который вы себе нарисовали, обновится, и до конца рассказа тигр будет уже белым.

Понимание такой пластичности смысловой нагрузки слов очень важно для писателей художественной литературы — чтобы умело управлять образами, которые будут рисовать в голове их читатели; а понимание неотделимости основных значений слов от смежных понятий — в разработке искусственного интеллекта и семантических сетей, которые целиком основаны на взаимосвязанности всех слов в языке.

Немного о Контактах

Для того, чтобы люди могли как можно точнее выражать свои мысли, существует огромный арсенал слов с самыми разными значениями и смысловыми оттенками.

Например:

  • Любой инструмент труда — орудие;
  • Ударный инструмент — молоток;
  • Большой ударный инструмент — молот;

В ходе своего развития в языках мира возникали всё новые и новые слова, чтобы называть всё более конкретные предметы и явления. Дошло до того, что в языке появились слова, называющие единичные в своём роде предметы:

  • Большой ударный инструмент одного конкретного мифического персонажа — мьёльнир.

Двести тысяч слов в русском и полмиллиона в английском — это вам не шутки.

Вот только…

Каким бы огромным ни был словарный запас, его в любом случае будет недостаточно…

Что делать, к примеру, если мне надо назвать не просто молоток, а именно «ржавый, погнутый молоток моего соседа дяди Васи«? Ведь в русском языке такого слова попросту нет.

Можно, конечно, придумать новое: скажем, гнутомолотвас, — но дикобразу понятно, что так далеко не уедешь. У каждого из моих соседей может быть и по двадцать молотков — это что теперь, изобретать 100 новых слов?

К счастью, наши мудрые предки придумали элегантное решение: они стали объединять слова в так называемые словосочетания. В ЛЕГО достаточно всего двадцати видов деталек, чтобы собирать бесконечное множество самых разных объектов, каждый из которых будет наполнен неповторимым смыслом.

Именно сочетаемость слов, а не их разнообразие, является неисчерпаемым источником новых значений.

У слов нет пазов как у деталек ЛЕГО — но их способность сочетаться с друг с другом определена так же чётко: каждое слово может присоединять к себе только определённые части речи и только по определённому принципу. При этом разные слова могут присоединять к себе разное количество слов: например, слово нашему может присоединить к себе одно слово, а бросают — два.

Валентность некоторых слов.Это работает следующим образом: когда слово употребляется в речи, оно открывает рядом с собой свободные синтаксические позиции, которые могут быть заняты другими словами. Если употребляется прилагательное, то рядом с ним появляется местечко для существительного, которое может с ним связаться; если употребляется глагол — то открываются вакантные места для существительных-подлежащего и дополнения.

Совокупность всех синтаксических позиций при одном слове называется его синтаксической валентностью.

Вот чем отличаются слова синева́ и синего: если первое вполне может существовать само по себе; то синего — вроде и означает то же самое, но фраза, состоящая только из него, звучит… незаконченной.

Синего чего? Молотка? Автобуса?

Всё потому, что при слове синего свободная синтаксическая позиция — оно требует рядом с собой ещё одно слово, причём не абы какое, а именно существительное в мужском роде и родительном падеже. Будто лиана, оно пускает ветки во все стороны, стремясь найти неподалёку подходящее словечко и уцепиться за него. Их смысловая связь также предопределена: синего «окрасит» собой слово, с которым будет связано. Таким образом, у всех контактов есть собственная смысловая нагрузка.

Q: Разве синева не может быть частью словосочетания?

Безусловно может. Как и синего, синева́ может и участвовать в словосочетаниях, и «окрашивать» собой другие слова: бывает же синева неба… или синева моих глаз

Разница в том, что она не может инициировать словосочетания. Если у синего есть именно собственная валентность — и до тех пор, пока она не будет заполнена, фраза будет незаконченной; то синева́ может лишь пассивно отвечать на «призывы к дружбе» от других слов — а если таковых не будет, то и пусть.

У слова синева́ нет своей валентности, но оно может заполнять собой валентные позиции при других словах.

В словосочетании синева неба именно второе слово является зачинщиком словосочетания: оно стоит в косвенном падеже, и поэтому требует рядом с собой другое существительное.

В отличие от невалентных слов, слова с незакрытой валентностью не воспринимаются сами по себе: когда мы слышим слово синего, мы сразу понимаем, что фраза не закончена, и терпеливо ждём, пока нам не скажут: что же там синее такое?

Поэтому, когда мы употребляем слово с исходящим контактом, мы не просто помогаем человеку правильно связать слова в предложение и понять, как они взаимодействуют. Мы просим его подождать. Даём понять, что фраза не закончена. И если мы её так и не закончим, то получается, что мы обманываем человека. Что-то не договариваем…

Две Функциональные Категории Слов

На основании синтаксической валентности, мы можем разделить все слова на две большие категории:

1) Номинативы. Это слова, которые имеют семантическое ядро, но не имеют валентных позиций. Они не требуют при себе других слов, и могут в одиночку образовывать законченные предложения — но при этом они могут отвечать на валентности других слов. Сюда относятся существительные в именительном падеже, личные местоимения в именительном падеже, инфинитивы глагола, и им подобные.
Примеры: яблоко, ты, петух, бегать, закрутка.

2) Интерактивы. Это слова, которые имеют и семантическое ядро, и валентные позиции (в количестве от одной и более). Сюда относятся все или большинство слов, которые не являются номинативами: существительные в косвенных падежах, прилагательные, неначальные формы глаголов. Интерактивы требуют при себе другие слова, чтобы закрыть открытые валентные позиции.
Примеры: копаю, метлой, красное, волнистого.


Рекомендуемое Чтиво:

Список статей по общей лингвистике

Напишите, что вы думаете:

avatar
  Подписаться на обновления  
Оповещать о