Детёныш дикобраза.

Как Работает Слово?

Знаете ли вы, что значение слова «дикобраз» зависит от научной степени слушателя?


Слово — это кирпичик, из которого строится вся наша речь. Совсем как у детальки ЛЕГО, форма слова определяет сразу и его функцию, и значение, и то, как оно будет взаимодействовать с другими «кирпичиками».

Детали ЛЕГО и их профили: значения и количество контактов

Смысл

В первую очередь, слово имеет смысловую нагрузку — ассоциацию с неким объектом мысли или действительности. Проще говоря — значение. Слово дикобраз неразрывно связано с колючим существом, а слово автомобилем — c четырёхколёсным транспортным средством. Слово красного окрашивает всё перед глазами в соответствующий цвет, а на слово прохаживается многие представят чьи-то ноги, неспешно шагающие по дорожке.

Однако, на основном значении слова смысловая нагрузка не заканчивается: дело в том, что смысл никакого слова не может быть реализован сам по себе. Невозможно отрисовать автомобиль без деталей, которые не включены в значение слова: его цвет, габариты и, возможно, дорогу, по которой он едет. Таким образом, любое слово, помимо своего основного значения, будет неизбежно порождать сопутствующую информацию:

1) Характеристики, без которых основной смысл слова существовать не может: когда говорят мальчик,  то у него должен быть рост, возраст, форма лица.

2) Объекты, неотделимые от основного смысла слова: когда говорят девочка, то у неё должны быть волосы и одежда.

Но откуда именно мозг достраивает всю эту недостающую информацию?

Многие из таких надстроек являются универсальными, если не сказать, специфичными языку. Например, со словом огонь мало кто представит себе зелёное пламя, которым горит сульфат меди; а на слово солнце — ярко-красный шар, как это сделал бы японец на слово . Можно сказать, что цвет огня и солнца уже вшиты в основные значения слов.

Однако, большая часть недостающей информации достраивается индивидуально. Кто-то на слово прохаживается в первую очередь подумает о прогулке в городе, а кто-то представит босые ноги, гуляющие по траве. У кого-то красный цвет ярче, у кого-то — бледнее. Человек, никогда не бывавший в лесу, вместо дикобраза представит себе какой-то невнятный комок иголок, в то время как зоолог вообразит его во всех подробностях.

Смысловая нагрузка не является абсолютной, и у каждого человека реализуется в соответствии с его личным опытом. Поэтому на слово мама большинство людей представят именно свою маму, а на слово кошка — своего домашнего питомца.

Все эти смысловые надстройки имеют характер ассумпций, и назначаются по принципу «пока не будет сказано иное». Если вы будете читать рассказ и встретите там слово тигр, то в вашей голове немедленно отрисуется чёрно-оранжевая большая кошка — этот образ закрепится и будет повторно использоваться во всех последующих предложениях рассказа с тигром. Однако, если в следующем параграфе вдруг выяснится, что тигр — альбинос, то ваш мозг сделает соответствующую поправку и «обновит» образ тигра для данного рассказа.

Понимание такой динамики «интерпретации» слов очень важно, в частности, писателям художественной литературы — для умелого управления образами, которые будут рисовать в голове их читатели; а понимание неотделимости основных значений слов от смежных понятий — в разработке искусственного интеллекта и семантических сетей, которые целиком основаны на теории взаимосвязанности всех слов в языке.

Контакты

Словарное богатство языка отражает необходимость человечества говорить о безграничном разнообразии предметов действительности. Сначала было слово штука штука, потом появилось более конкретное слово молоток, потом — ещё более конкретное кувалда (большой молоток), и наконец — мьёльнир (большой молоток Тора). Для того, чтобы формулировать мысли более точно, люди придумывали всё новые слова.

Но что если мне нужно как-то назвать «большой погнутый молоток моего соседа Васи»?

Можно, конечно, придумать слово: скажем, гнутомьёльнирвас, — но всем уже понятно: просто кучи слов с разными значениями недостаточно для функционирования языка. У каждого моего соседа может быть по двадцать молотков — это ж сколько слов надо?

Так слова научились объединяться и образовывать соподчинения для описания самых разных объектов — появились словосочетания. Сугубо смысловые единицы обзавелись узлами — своеобразными точками, через которые одни слова могут присоединять к себе другие по определённому принципу.

Именно узлами отличаются слова синева и синего. Одно и то же смысловое ядро, но какая большая разница: синева — у этого слова нет узлов; синева — это просто синева. А вот синего — вроде то же самое, но фраза, состоящая только из него, звучит… незаконченной. Синим чем? Молотком? Автобусом?

Всё потому, что у слова синего есть открытый узел — оно требует ещё одно слово одесную себя, причём не какое-то, а именно существительное в мужском роде и родительном падеже. Оно пускает свои ветки во все стороны, стремясь найти подходящее существительное и ухватиться за него. Их смысловая связь также предопределена: синего окрасит собой слово, с которым будет связано. Таким образом, узел также имеет некое подобие смысловой нагрузки.

Узлы обычно пролегают параллельно семантическим связям слова. Пусть синева и не имеет узлов, но тоже может окрашивать другие объекты. Бывает синева неба. Или синева моих глаз

Разница в том, что слово синева мы можем воспринимать само по себе; когда же говорят синего, мы сразу понимаем, что фраза не закончена, и терпеливо ждём, пока нам скажут: что ж там синее такое. Говоря слово с узлом, мы не просто помогаем человеку правильно связать слова в предложение и понять, как они взаимодействуют. Мы просим его подождать. Даём понять, что фраза не закончена. И если мы её так и не закончим, то получается, что мы обманываем человека, что-то не договариваем…

Функциональные Категории

По сути, все слова можно разделить на две больших категории по их способности взаимодействовать с другими словами:

1) Номинативы. Это слова, которые имеют семантическое ядро, но не имеют открытых узлов. Другие слова с узлами могут присоединять номинативы к себе, но сами они не требуют других слов, и могут в одиночку образовывать законченные предложения. Сюда относятся существительные в именительном падеже, личные местоимения в именительном падеже, инфинитивы глагола, и им подобные.
Примеры: яблоко, ты, петух, бегать, закрутка.

2) Интерактивы. Это слова, которые имеют и семантическое ядро, и открытые узлы, при этом количество узлов может варьироваться. Сюда относятся все или большинство слов, которые не являются номинативами: существительные в косвенных падежах, прилагательные, неначальные формы глаголов. Эти слова имеют значение, как и номинативы, но требуют при себе других слов, чтобы закрыть открытые узлы.
Примеры: копаю, метлой, красное, волнистого.

Стоит так же отметить условную и малочисленную категорию служебных слов:  одного или нескольких узлов вокруг пустого ядра. Слов вообще без значения, единственная цель которых — дополнять синтаксическую функцию других слов. Сюда относятся предлоги, союзы.


Рекомендуемое Чтиво:

Список статей по общей лингвистике

Напишите, что вы думаете:

avatar
  Подписаться на обновления  
Оповещать о