Земля-пустыня после атаки инопланетян.

О Танковой Эволюции

Знаете ли вы, что промышленная эволюция — ключ к отражению инопланетного вторжения?


Земля превратилась в поле битвы. Бескрайние пустыни и руины патрулируются инопланетными боевыми машинами, а пришельцы с базуками засели под каждым кустом.

Вы — танк, и вы — один из многих. Вас десантировали в самое сердце пустыни. У вас на борту самый ценный груз на Земле – ваш собственный чертёж, запечатанный в сейфе.

Собственный чертёж танка загружается на борт.Ваша миссия: доставить чертёж на один из танковых заводов, разбросанных по планете, где инженеры соберут по нему новые танки, подобные вам.

Q: Что происходит с новыми танками после сборки?

То же самое, что и с их пращурами: в них засовывают собственный чертёж в сейфе, высаживают посреди пустыни, и они точно так же отправляются на поиски завода, чтобы “продолжить свой род”. Поскольку часть танков будет неминуемо дохнуть по дороге, с каждого успешно доставленного чертежа придётся собирать минимум по два танкодетёныша, чтобы численность популяции не шла на убыль.

Когда танк добирается до завода, как в пустыню сразу десантируют два новых танка.

Q: Правда ли, что если человек и все его потомки будут выживать после падения кирпича на голову, то со временем они эволюционируют, и их головы станут крепче?

Интересное предположение

Ну смотрите. Вы танк, везёте сейф со своим чертежом. Выбегает пришелец и палит по вам из базуки. Вопрос: перерисует ли чертёж сам себя оттого, что корыто, которое его везёт, обстреляли?

Неважно, сколько поколений танков будут подвергаться атакам или вязнуть в грязи: более крепкими и проходимыми не станут ни они, ни их потомки. Чертёж просто запечатан в сейфе и всё. Ничто из того, что происходит с танком, не влияет на груз в сейфе. Даже если чертёж доставит ржавое решето — на внешний вид и функционал детёныша это не повлияет: детёныши собираются по чертежу(!!!), а не по «образу и подобию» родителя. Когда инженеры берутся за работу, родитель оказывается вне уравнения.

Q: Тогда в чём состоит эволюция?

В естественном отборе. Если по дороге до завода танк разнесут, то он не доставит свой чертёж. Если он не доставит свой чертёж, то новые танки, подобные ему, не появятся.

Добираясь живым до завода, танк как бы доказывает эффективность своей сборки, и по его подобию соберут новые танки — не менее эффективные, чем родитель. По сути, смысл всей этой высадки в пустыню – полевое тестирование. Каждый танк, так сказать, отстаивает право своего чертежа на существование, пытаясь выжить и добраться до завода. Либо он разбирается пришельцами по дороге — значит, чертёж говно; либо докатывает до завода — значит, чертёж годен. Количество повреждений, понесённых танком, при этом значения не имеет: либо доехал, либо нет.

Естественный отбор танков в пустыне: танки, которые уничтожаются по дороге, не размножаются.

Каждый раз, когда танк успешно доезжает до завода, в пустыню высаживаются два таких же новых танка. Математика проста: чем больше синих танков выживает, тем больше синих танков становится. Ну а если синих танков умирает больше, чем производится новых, то они постепенно «вымирают».

Q: Но откуда берётся разнообразие? Разве танки не будут вечно одинаковыми?

Даже несмотря на то, что чертёж танка спрятан в сейфе, некоторые внешние факторы всё же могут на него повлиять.

Допустим, танк попал под дождь, или пересёк реку. Сейф не герметичный, поэтому бумага внутри сыреет, а карандаш размазывается. Более того, в сейфе есть щели, и время от времени в них пролезают тараканы, чтобы полакомиться бумагой.

Многовероятно, изменение вообще никак не скажется на функциональности танка: оттого, что тараканы объедят уголок листка, с информативной частью чертежа ничего не случится. Если же тараканы или вода всё же доберутся до информативной части, то скорее всего они просто испортят чертёж, и детёныш танка, полученный из него, выйдет либо без гусениц, либо без мотора. Но есть вероятность, что случайная встряска намокшего листка оставит кляксу именно там, где надо, и инженеры, увидев её, скажут: «Да это ж гениально, мать вашу!». Вероятность невысока, но на десять тысяч поколений танков такое скорее всего случится не раз.

Факторы тараканов и дождей, в данном случае, будут называться мутагенами: т.е. факторами среды, которые могут влиять напрямую на наследственную информацию. Что наглядно иллюстрируют примеры с тараканами и дождём: мутагены будут менять чертёж случайным образом. Оттого, что чертёж намокнет, танк не станет водостойким. Оттого, что его грызут тараканы, пушка танка не превратится в распылитель дихлофоса. Мутации всегда непредсказуемы и никак не связаны с факторами, которые их вызывают.

Мутации – это один источник разнообразия. Есть ещё секас.

Q: Таааак, а вот на этом месте поподробней:)

До настоящего момента наш танк был типичным бесполым организмом: то есть таким, который не способен размножаться половым путём в принципе. Чтобы научить его секасу, нужно произвести в нём некоторые изменения.

И нет, привинчивать ему между гусеницами ничего не надо: внешне танки останутся как были. Но отныне чертёж в сейфе будет разбит на 46 отдельных «мини-чертёжиков». На одном листе будет чертёж пушки, на другом – двигателя, на третьем — гусеницы, и так далее. Разные части – на разных листках. Общий чертёж можно получить, объединив все 46 частей.

Теперь, когда на завод будут приезжать два разнополых танка – бородатый тёмно-синий и милашечный розовый  – инженеры объявят, что у этих двух танков любовь внеземная. После этого распакуют сейфы обоих танков, возьмут у розового танка произвольные 23 чертёжика, и доберут недостающие 23 у самцетанка. Полученный из такого «гибридного» чертежа танк будет их детёнышем, который будет где-то в маму, а где-то в папу.

Танковая любовь внеземная.

Q: Зачем это нужно?

Допустим, танк успешно доехал до завода. Означает ли это, что его конструкция идеальна по всем пунктам?

Скорее всего нет. Необязательно быть идеальным, чтобы выжить: достаточно, чтобы твои сильные стороны перевешивали слабые. Ну и немного удачи, конечно…

Поэтому на завод то и дело будут прикатывать танки с кривыми стволами, но зато с бронёй толщиной метра в два. Или наоборот с картонными корпусами, но запредельной огневой мощью.

Вопрос: как исправить недостатки в их чертежах, чтобы их потомки выживали ещё лучше?

Как вариант, можно тупо собрать и выпустить новые танки в пустыню и понадеяться, что один из них случайно окунётся в болото, затопит сейф, и его чертёж размажется так, что на нём внезапно нарисуется суперброня. Но это… сами понимаете…

С другой стороны, перед нами два танка: один без пушки, но с такой бронищей, что выдержал бы залп Звезды Смерти; а второй наоборот картонный, но зато бьёт больно. Смотришь на них, и невольно думаешь:

«Вот бы объединить вместе броню первого танка и орудие второго — вышел бы просто бессмертный танк.»

Вот именно для этого и нужен половой процесс. Он как бы перемешивает части чертежей двух танков между собой в надежде получить машину, которая будет превосходить обоих родителей.

Танки прозводят разнообразное потомство, обладающее признаками родителей в разных комбинациях.

Q: А если детёныш унаследует всё худшее от родителей?

Так оно и происходит. Поскольку признаки родителей подбираются случайным образом, некоторые детёныши будут выходить и без брони, и без пушки; некоторые — не хуже, не лучше; и только небольшая часть потомства будет превосходить родителей.

Здесь действует принцип «рискованных инвестиций»: когда вкладываешь деньги в десять проектов, и девять из них проваливаются, но единственный успешный проект окупает сразу и себя, и девять провальных.

Так и здесь: даже если инженеры на заводе соберут девять танков в два раза хуже родительских, но один — в два раза лучше, то этот единственный танк сможет обеспечить своей «солярочной» линии выживание на поколения вперёд.

В этом прелесть эволюции: она перебирает большое число вариантов, пока не закрепится самый удачный.

Q: Почему инженеры просто не могут сесть и нарисовать новый танк с нуля? Ну или хотя бы обдуманно отобрать части танков от разных моделей, и объединить? К чему всё это извращение?

Проблема в том, что инженеры никогда не бывают за пределами завода. Они понятия не имеют, с какими опасностями сталкиваются танки: кто такая пустыня, что такое пришелец? Инженеры только знают, что если танк приехал на завод живым — значит, модель как минимум годна. Вот и всё.

Ах, забыл упомянуть: ещё инженеры откровенно туповаты. Если на чертеже будет кривой ствол пушки, то они просто пожмут плечами и решат, что это специально сделано для стрельбы по дуге, как в фильме «Особо Опасен». Если на чертеже будет танк вообще без катков и гусениц, инженеры пожмут плечами со словами «а кто такая колесо,» соберут бедолагу, и десантируют его в пустыню. Всё, что умеют инженеры – это копировать танки по чертежам, как мартышки, и наугад жонглировать их частями: авось, чего получится.

Q: Если эволюция такая умная и гениальная, то почему бы не дать инженерам мозги и не сделать, чёрт возьми, на заводах окна — чтобы инженеры знали, что в мире творится, и могли обдуманно делать лучшие танки в мире?

Как бы это парадоксально ни звучало, но случайное моделирование может превосходить в эффективности обдуманное, особенно когда речь идёт о долгосрочном результате. Умный инженер – это хорошо, но любой ум может ошибаться: действовать предвзято, не видеть полноты картины. То, что хорошо под окнами завода, может быть плохо в тысяче километров от него. То, что эффективно сегодня, может внезапно стать дерьмом завтра. Более того, казалось бы просто ужасные решения могут в перспективе обернуться выигрышными. Скажем, объективно дерьмовый танк с горем пополам может как-нибудь и доковыляет до завода, но при этом уже в следующем поколении именно его части будут использованы для создания лучшего танка на Земле, который посбивает всех пришельцев прямо с орбиты.

Гений-инженер может в миг вывести целую популяцию танков на новый уровень… а может в момент запороть её полностью.

Тупой же перебор всех возможных вариантов кажется расточительным, но в итоге даёт лучшие результаты: он ничего не упускает, а посредством естественного отбора мгновенно фиксирует наиболее удачные конструкции и отсеивает вёдра с гайками. Выживаемость танков – единственная истина на этой суровой, осаждённой Земле, и именно ей руководствуются эволюционные инженеры.

Более того, уж в чём в чём эволюция не испытывает недостатка, так это в «рабочем материале»: на нашей с вами Земле, например, эволюция единовременно оперирует триллионами живых организмов. Она легко может позволить себе на раз профукать половину – не страшно, навёрстывается за пару поколений.

Q: Танки собираются на заводах. А где собираются живые организмы?

Полным аналогом живого организма был бы самоходный вооружённый цех: огромная танчиха, всё так же перевозящая сейф с чертежами, но при этом ещё и имеющая мини-завод прямо у себя в багажнике, где инженеры могут собирать танчики

В таком случае она будет кататься по пустыне не в поисках завода, а в поисках топлива для поддержания своего существования, а так же в поисках деталей, валяющихся в пустыне, из которых будут собираться её танкодетки. При случае, она не откажется подстрелить машину инопланетян, чтобы разобрать падлу на детали.

Ну и конечно, во время своих странствий ей неплохо бы встретить танкосамца, который влюбится в её прекрасные гусеницы и гайки и откроет перед ней свой сейф любви. В противном случае она сможет разве что штамповать в багажнике собственных клонов, а эволюция любит разнообразие.

Плюс танкосамец, возможно, угостит её топливом, если, конечно, он танкоджентельмен.


Рекомендуемое Чтиво:

Другие статьи про эволюцию

2
Напишите, что вы думаете:

avatar
2 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
2 Comment authors
АлексейЯрослав Recent comment authors
  Подписаться на обновления  
Оповещать о
Алексей
Гость
Алексей

Очень круто и доходчиво пишете, автор. Залпом прочитал остальные статьи. Огромное спасибо за столь ценную информацию в понятном виде!

Ярослав
Гость
Ярослав

Годно и очень интересно. У автора зашибенно развита фантазия, что бы объяснить основные принципы в такой форме… Годно, просто годно!