Кто у руля?

Знаете ли вы, что в лингвистике есть свои оптические иллюзии, и что они включены в базовую школьную программу?


Ещё со школы все мы знаем, что главных члена предложения два — подлежащее и сказуемое; а на вопрос «кто же всё-таки главнее?» получали дежурное «оба главные».

Но delifort — не школа.

Q: Почему этот вопрос вообще важен? Почему просто нельзя поставить точку на том, что главных члена — два?

Потому что их не может быть два. Предложение — высшая форма соподчинённости слов. То есть, каждое слово в предложении подчинено другому слову и в свою очередь может подчинять себе другие слова. Эта сеть должна иметь одно начало, через которое все слова в предложении будут связаны воедино.

Если же начала будет два, то вместо одного предложения получится два несвязанных друг с другом отрывка:

Как выглядела бы структура предложения с двумя главными членами

Это как конструктор ЛЕГО: чтобы детальки стали одной постройкой, они должны быть скреплены друг с другом, причём скрепляться они могут только последовательно: одна деталька сверху на другую.

ЛЕГО кактус: каждая деталька последовательно соединяется с предыдущей.

Q: Почему два слова просто не могут соподчинять друг друга?

Оптическая иллюзия Пенроуза из кубиков ЛЕГО - в реальности кубик не может лежать одновременно над и под другим кубиком.

Q: Ну и как определить, кто главный: подлежащее или сказуемое?

Главный в предложении тот, от кого задаётся вопрос. Ведь суть подчинения в синтаксисе: подчиняемое слово отвечает на вопрос подчиняющего.

Начнём с подлежащего. Эдакий особо важный член предложения, который называет действующее лицо. Может ли он быть главным в предложении?

Подлежащее в предложении всегда реализуется номинативом: существительным или местоимением в именительном падеже, глаголом в инфинитиве. Номинативы объединяет то, что, во-первых, все они отвечают на вопрос «кто/что?», и во-вторых — что у них отсутствуют открытые узлы. Другими словами, номинатив хоть и может вступать в связи с другими словами, но ему это не особо-то и нужно. Номинатив синтаксически самостоятелен и может в одиночку образовывать предложения.

— Крокодил!

Вполне законченное изречение, состоящее из одного номинатива. Кто-то увидел крокодила…

Но дело даже не в том, что у подлежащего нет узлов. Давайте с вами подумаем, на какой вопрос отвечает сказуемое. Ну вот к примеру:

Красная ручка лежит на столе.

Согласно школьной программе, к слову «лежит» можно задать вопрос «что делает?» Но проблема в том, что это — не настоящий вопрос. Спросить «что делает?» к слову «лежит» — всё равно что спросить «что за штука?» к ручке, «что за цвет?» — к слову «красный», или «чё сказал?» — к целому предложению.

Не странно ли, что из всех вопросов к членам предложения только вопрос к сказуемому состоит из двух слов? Всё потому, что простого, односложного вопроса к сказуемому просто не существует — задать вопрос к сказуемому вообще нельзя!

Так может ли подлежащее быть главным членом предложения? Не может. Во-первых, у номинативов отсутствуют открытые узлы, и они не могут начать цепь соподчинений; а подлежащее — это всегда номинатив. Но что более важно — к сказуемому попросту невозможно задать вопрос.

Кто же тогда у руля в предложении? От чего начинаются все те ниточки, которыми слова сплетаются воедино и образуют единый смысл

Вы уже и так знаете ответ, правда?

Все сказуемые в предложении выражены глаголами, ключевой особенностью которых является способность назначать себе актанты — действующие лица, — без которых глагол существовать не может. Один из актантов глагола всегда отвечает на вопрос «кто/что?» — то есть, является подлежащим.

Схема соподчинений двух предожений: обе явно начинаются с глагола

Количество соподчинений в предложении ничем не ограничено: пока есть слова с открытыми узлами, ниточки могут тянуться хоть до бесконечности, сплетая всё больше слов в единую структуру. Однако, все они исходят из одной точки: корня этого разрастающегося дерева, именуемого сказуемым. Это и есть главный член предложения, который никому не подчиняется сам. Как только в высказывании появляется сказуемое — появляется и предложение, и цепная реакция по нанизыванию слов запускается.

Сказуемое — и есть предложение.

Таким образом, понятие о грамматической основе, состоящей из подлежащего и сказуемого, неверно по двум причинам:

1) Подлежащее и сказуемое не равны в предложении: первое отчётливо подчиняется второму.

2) Строго говоря, подлежащее — это только один из актантов глагола-сказуемого, коих может быть несколько. Если и вводить понятие «грамматической основы», то справедливо включить в неё и дополнение.


Рекомендуемое чтиво:

Список статей по общей лингвистике

1
Напишите, что вы думаете:

avatar
1 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
1 Comment authors
Анастасия Recent comment authors
  Подписаться на обновления  
Оповещать о
Анастасия
Гость
Анастасия

Очень интересная статья! Спасибо!