Чужой — Живая Библиотека Адаптаций

Знаете ли вы, что возможно скопировать признаки другого организма, вообще не трогая его ДНК?


Биология чужих бесспорно является одной из самых проработанных в мировой фантастике. Их сложный жизненный цикл вселяет ужас, но ещё больше впечатляет их способность к адаптации: «перенятию» признаков у хозяина на паразитической стадии жизненного цикла. Пожалуй, когда Эш назвал их «совершенным организмом», он имел в виду именно эту особенность их биологии.

Общепринятым объяснением данной способности является «горизонтальный перенос генов». Иными словами, личинка чужого получает доступ к геному хозяина и ворует у него нужные ей фрагменты ДНК, которые впоследствии благополучно экспрессирует у себя. Нужны руки, как у человека-хозяина — воруем фрагмент ДНК и встраиваем к себе. Нужна скорость, как у хозяина-собаки — аналогично.

Способность к горизонтальному переносу генов присутствует и у земных организмов. В частности, бактерии могут тырить друг у друга гены, отвечающие за устойчивость к различным антибиотикам; а кровососущий клоп может впрыскивать млекопитающим фрагменты ДНК, которые затем благополучно встраиваются в геном хозяина. Но имеет ли этот процесс отношение к чужим?

Увы, такое объяснение адаптивности чужих — мягко говоря абсурдно. Один из многих примеров, когда популярная культура берёт научный факт и делает с ним всё, что придёт в голову.

Но почему горизонтальный перенос генов тут ни при чём?

1) Начать стоит хотя бы с того, что от одних и тех же хозяев рождаются разные чужие. Сравните чужого из фильма «Чужой» и чужого из фильма «Чужие». Выглядят и двигаются они совершенно по-разному. А хозяин в обоих случаях — человек.

2) Бактерии обмениваются отдельными генами, отвечающими за конкретные белки. Но в случае с чужими, речь идёт не о белках, а о сложных органах. Рука человека, например: любой хирург, которому приходилось делать пересадку конечностей, расскажет, сколько систем в ней задействовано. Скелет, кожа, мускулатура, кровеносная система — да там 2/3 человеческой ДНК задействовано! Ни одной из этих систем у чужого нет в принципе, и чтобы, теоретически, украсть руку человека, он сперва должен украсть все эти компоненты. Но что мы видим на деле: у него развивается вроде как человекоподобная рука — но скелет-то остаётся внешним, никакой человеческой мускулатурой и кожей там не пахнет. В руках человека и чужого общих генов не больше, чем в крыльях бабочки и птицы — нисколько.

Ещё один пример из расширенной вселенной: рогатый чужой, от хозяина-носорога. Как бы рог носорога — это производное волос, а у рогатого чужого просто вырастает рог на панцире. Надеюсь, они не пытаются намекнуть, что между этими двумя структурами есть что-то общее? Это — всё равно что я поставлю городской унитаз с бачком на деревенский ямный сортир, и у меня ни с того ни с сего заработает слив.

чужой-носорог

3) Даже если предположить, что чужой всё-таки тырит признаки, что в принципе невозможно, то… где эти признаки, собственно? Это обывателю покажется, что люди — рукастые и прямоходящие, носороги — здоровые и рогатые, а собаки — стройные и проворные. Но в масштабах биосферы все трое — примерно одно и тоже: три четырёхлапых, волосатых, живородящих создания с подвижной нижней челюстью, мясистым языком, парой глаз, внутренним скелетом и красной кровью. И где всё это у чужого? Живорождение, молочные железы и волосы — вот определяющие признаки млекопитающих. На их фоне рог носорога и «проворность» собаки — это немыслимая мелочь. Он бы ещё родинки и подмышечные волосы у людей копировал.

4) В экспрессии сложных признаков важны не столько последовательности ДНК, сколько аппарат их чтения. Геном человека может породить человека только находясь именно внутри человеческой клетки, в окружении всех необходимых органелл и молекул. Иначе — это просто беспорядочные последовательности нуклеотидов. Физиология чужого принципиально отличается от человеческой: его тело наполнено кислотой (которая, скоре всего, является его универсальным растворителем вместо воды), а покровные ткани состоят из кремния. В итоге, мы имеем принципиально другую биохимию, с которой ДНК человека попросту несовместима. Пытаться встроить человеческий ген в геном чужого — всё равно что пристраивать дверь от настоящей машины к машинке из конструктора LEGO.

Какое же объяснение подходит?

Скорее всего, все признаки чужих, которые мы наблюдаем в фильмах и расширенной вселенной: человеческие руки, двуногость, четвероногость, рога — уже записаны в генетическом коде самих чужих. В нём уже предусмотрено всё, чтобы создать тысячи и тысячи разных форм чужих — наверняка их геном в разы длиннее человеческого.

Чужой — ходячая библиотека самых разных полезных генов, а его тело пластилин. Все эти признаки хранятся заархивированными в его клетках, и его главная задача на ранних стадиях развития — определить, какие признаки нужно распаковать. Подобно солдату, он изучает своего противника и условия, с которыми ему предстоит столкнуться, и подбирает экипировку для грядущего боевого задания.

Изучение начинается ещё на стадии яйца. Судя по тому, как яйцо реагирует на приближение потенциальных хозяев, оно имеет органы чувств и непрерывно получает информацию извне. Скорее всего оно способно даже принимать химические сигналы от других чужих — например, «приказы» от королевы.

  • Есть ли другие яйца вокруг?
  • Есть ли другие чужие вокруг?
  • Есть ли в улье королева — может, мне надо ей стать?
  • Хочет ли королева, чтобы из меня получилось что-то конкретное?
  • Насколько агрессивна окружающая среда?
  • Находится ли улей в состоянии войны — может, нужна тяжёловооружённая форма?

Ravager и Crusher — две боевых формы чужих из расширенной вселенной.

Но ключевой, пожалуй, является стадия грудолома: именно находясь в теле хозяина, чужой может получить максимум информации о биологии своих врагов.

Чужой внутри хозяина на рентгене.

О копировании хозяина

Да, чужие получаются похожими на хозяев, как ни крути. Но если горизонтальный перенос генов тут ни при чём, то как тогда?

Причины такой стратегии чисто прагматические. С одной стороны, каждый чужой растёт и развивается, чтобы впоследствии охотиться на сородичей своего хозяина. С другой, он растёт, чтобы выживать в его мире. Допустим, грудолом развивается в теле рыбы. Раз он оказался внутри неё, значит, он, скорее всего, «вылупится» в среде, где эта рыба обычно живёт — то есть в воде. Логично, что ему выгодно включить гены плавников: надо же как-то перемещаться в водной среде.

От крупных зверей рождаются крупные чужие, от проворных — проворные. Не мудрено, ведь каждый чужой ожидает появиться на свет среди таких же крупных или проворных животных, на которых ему придётся как-то охотиться. Чужие от человека появляются рукастыми, что так же имеет смысл: скорее всего, они появятся на свет в мире людей (как и вышло с космическим кораблём в фильме «Чужой»), и им придётся иметь дело с теми же условиями среды, с которыми имеют дело люди. Он не знает, какими именно — конечно, он не слышал ни о дверях, ни о человеческих инструментах. Он не знает, на что идёт, и потому самый лёгкий способ не попасть впросак — это быть похожим на хозяина. Раз хозяин как-то выживал в этих условиях, то и чужой сможет, если будет подражать ему. Как ни странно, это объясняет и копирование носорожьего рога: чужой не может знать о его назначении, но раз такая броская деталь у носорога присутствует, то скорее всего она как-то используется в его естественной среде. Может и нет, но стоит ли рисковать?

Цитата дня: Если не знаешь, как правильно, просто делай так, как делают другие.

И вот, получив ответы на все вопросы, чужой подбирает самые актуальные гены из своей библиотеки и экспрессирует их. У него в ассортименте тысячи вариантов лап: хватающие, плавающие, большие, маленькие, — и ему нужно подобрать одну, самую эффективную в заданных условиях.

К примеру, что знал чужой из первого фильма к моменту «проклёвывания»:

  1. Вокруг было много яиц чужих.
  2. Вокруг не было взрослых чужих, вообще.
  3. Королева отсутствует.
  4. Хозяин имеет характерное строение: прямохождение, хватательную кисть.
  5. Неподалёку присутствует небольшое сородичей хозяина.

Как он применил эту информацию:

  1. Раз уже есть много яиц — значит, королева не нужна.
  2. В улье нет чужих — значит, надо готовить улей к расширению.
  3. Хозяин и ему подобные физически слабы и малоагрессивны — значит, вооружение не требуется.
  4. Кисть хозяина хватательная — значит, нужна такая же, чтобы не попасть впросак.

В итоге, мы получаем трутня — слабовооружённого чужого, способного к строительству улья и поимке хозяев для новых чужих. Он ловко определил качества людей, наиболее важные для выживания (прямохождение и развитую кисть), и экспрессировал у себя аналогичные признаки: поэтому он сможет открыть человеческую дверь или совершить другое «человеческое» действие в случае необходимости.

Система подборки признаков у чужих — это разумная система, которая копирует не гены, а абстракции, подбирая наиболее подходящий собственный признак под те признаки хозяина, которые выглядят наиболее актуальными. Это — не воровство признаков, а именно их переосмысление. Можно открыть роман «Преступление и Наказание» на нужной странице и просто украсть оттуда имя главного героя, но, скажем, идею романа о том, что «нет счастья в комфорте, покупается счастье страданием» нельзя просто так украсть: для этого нужно полностью прочитать роман и осмыслить его, ибо ни в каком месте романа данная мысль не излагается чёрным по белому.

Вот так и выходит, что одна из самых ужасающих машин убийства в истории фантастики обладает одним из самых удивительных механизмов регуляции индивидуального развития. Миллионы организмов в одном. Главное — не пустить их к нам на Землю, но Элен Рипли пока справляется


Рекомендуемое чтиво:

Список статей по спекулятивной биологии

1
Напишите, что вы думаете:

avatar
1 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
1 Comment authors
Мари Recent comment authors
  Подписаться на обновления  
Оповещать о
Мари
Гость
Мари

Логично.